• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: выцарапано (список заголовков)
00:47 

no more than a bitchy greeneyed cipher
\когда-нибудь я это отредактирую и выставлю в новом свете, а пока так.

мне странно смотреть на неё, улыбчивую, с растрепанными волосами, которая жмется к его груди, и, кажется, ощущает себя именно такой невероятно счастливой, о которой пишут в книгах модные зарубежные авторы.
о, нет, приятель, ты не подумай. я не из тех томных меланхоликов, что поглядывают на образ из своих прошлых отношений из уголка, отойдя в сторону от шумной компании. я не мнусь смущенно, отхлёбывая пиво, я не страдаю и совершенно не чувствую себя ущемлённым в своих чувствах. наверное, все от того, что их просто нет. знаешь, может, ты просто не думал об этом, но на многое можно смотреть глубже, когда не испытываешь к этому никаких эмоций.
так вот. я смотрю на неё, и не могу не выглядеть удивлённым. мое лицо с крайне читаемой мимикой выдает меня с потрохами.
черт, если она сейчас оглянется - я пропал. она подойдет и заговорит. а мне отвечай и сдерживай свой едкий колкий язык, пиво в руке станет щитом от этой темноглазой нимфы с запахом дешёвого алкоголя. на майку ей пролили, что ли.
кстати, я не упоминаю своих настоящих отношений с бывшими, дабы не испоганить себе будущее.
она продолжает писать свои стихи, и со сцены говорит их громким звенящим голосом. ей бы таким голосом революцию устраивать и агитировать массы становиться святыми. она взмахивает руками, жестикулирует. матерится, заставляя меня морщиться. как это создание может позволять себе произносить такие слова? почему еще никто не ударил её за это по губам?
а я ухмыляюсь, изучая её так, что она замечает. она знает, что я помню.
"ты любовь моя". о, как она это говорила. каким прекрасным шепотом. и как складывали эти сладкие слова её тонкие губы. а сколько ещё подобной чуши, изощренной женской лжи, я слышал в те морозные дни. какими невероятными врушками они становятся, когда влюбляются в первый раз.
у неё, кстати, он был поздним, может, потому так сильно ударило в голову.
и я, ленивый наблюдатель её падения, теперь могу ухмыляться, так, как только пожелаю. мы оба знаем о её маленьком вранье. о том, как она спала рядом со мной. как держала меня за руки, тянулась за поцелуями и закрывала грудь ладонями, когда я делал фотографии.
и как же неуютно ей сейчас вот так стоять, рядом со своей нынешней любовью, такой свободной и чистой, у которой все впереди. он открыл ей будущее, в котором ей тепло, как в пуховом одеяле.
и видеть меня - свое прошлое. эти штормы, бури, когда я ударял её волнами о камни, я выбивал из этой девочки искры. мне не было её жаль. я не пустил бы её в свой дом, я не отдал бы ей в руки не то, что себя, даже своего кота.
поверьте, у неё была очень болезненная первая влюбленность.
и я почти смеюсь, когда на её "ты любовь моя", из моей памяти, накладывается "мы вот съехались с моим позавчера, и это такое охуительное счастье", услышанное секунду назад.
предлагаю меньше врать и материться, салютую полупустой бутылкой пива и ухожу с этого праздника жизни первым.

@темы: выцарапано

20:12 

no more than a bitchy greeneyed cipher
who is he?

без одновременного прослушивания читать не рекомендовано.

@темы: выцарапано

20:37 

no more than a bitchy greeneyed cipher
-сколько ему? лет 13, 14? - Дир подался вперед, изучая фотографию юнца на экране смартфона. мужчина был ленив и расслаблен после минета, которым его минут 10 назад наградил подобострастный официант, задержавшийся в их чиллауте чуть дольше положенного, и Дир на это среагировал, как зверь на дичь. официант ушел, оттирая уголки губ и стараясь принять рабочий вид как можно быстрее, Долески и Корш остались одни в комнате с мерзким красным освещением и черными диванами в коже.
-ему 17, а твои дебильные шутки пусть идут к черту.
на эти слова друга мужчина лишь хмыкнул, изображая, что смущен. конечно, только изображая, чтобы смутить Дира нужно было очень хорошо извернуться и знать, куда кусать. Харви знал, но не кусал. он кинул смартфон на поверхность стола, которая была заполнена полупустыми бокалами и стопками, заляпана алкоголем и пеплом от сигарет.
-не злись же, - ладонь Дира легла на колени другу, мягко сжала, но в глазах, темных при таком освещении, была сталь и какая-то животная холодность, несмотря на ласковый тон. и Харви ответил таким же взглядом. такого между ними еще не было. - ты не виноват, что трахаешь этого неказистого подростка.
и довольно рассмеявшись своим словам, Долески влил в себя еще одну стопку текилы, даже не поморщившись. и ему было наплевать, честно говоря, на тот взгляд, которым смерил его Харви.
-ты просто мне завидуешь, - парировал мужчина, поправляя узел галстука на шее и затягиваясь косяком. к черту, что дорогущий костюм пропахнет этим дерьмом. - сам-то давно никого не трахал, а, Дир?
тот лишь булькнул смехом, закуривая и щуря глаза. в его голове уже созрел план, Корш это чувствовал всем своим нутром, он видел, как заблестели пьяные глаза Долески. в их комнатке играла приятная музыка, а не тот техно-отврат, что бомбил танцплощадку под ними. у них было все отлично, кроме них самих.
и нахуй нужна такая приятная музыка, если она не расслабляет?
Корш уже было тряхнул головой, чтобы отогнать от себя ворох раздражающих звуков, как услышал голос друга, который просочился в его уши медленно, как же медленно, как он выпускал дым изо рта.
-отдашь мне его на поиграться, Харви?
и Дир замер, расслабленно раскинувшись в кресле, помешивая в круглом стакане свою порцию дцатого коньяка. и видел, отлично видел даже сквозь дымовую завесу, как друг еле сдержался, чтобы не бросится на него. интересно, он бы вмазал ему под дых или в лицо? у Долески потеплело внутри, от мысли, что его ненаглядный все еще хочет набить ему морду. гарантия отличных отношений - это именно мордобой.
-нет. и мы закрыли тему, - отрывисто, четко выплюнул Харви, не глядя на Дира и чувствуя сейчас только глухую ненависть к этому человеку. а ненавистный ему только лишь удивленно поднял брови, склонив голову набок.
-серьезно? да брось! ты жалеешь для меня, своего друга..этого? - Долески еле сдержался, чтобы не прошипеть грязное, резкое слово, за которое Харви бы точно ему втащил. - я не буду его ломать, правда. дай мне поиметь его пару раз, и верну обратно, делай что хочешь.
на самом деле, Долески сам не мог сказать, почему именно этот сопляк. не то, чтобы он ему понравился. он полноват и как-то не особенно красив, а это детское невыносимое лицо. но в конце-концов, можно же просто развернуть его животом вниз?
если в первый раз, предлагая, для Дира это было просто шуткой-подколом для слишком серьезно ощерившегося Корша, то сейчас он упрямо стоял на своем.
-Дир, лучше заткнись, - предупреждающе-тихо сказал Харви, вставая со своего дивана. Долески смотрел насмешливо. ему было наплевать и назло.
-когда тебя запрут лет на..17, я в передачки тебе буду сыпать мышьяк.
его бесцеремонно заткнули поцелуем. губы Корша, которому осточертело слушать этот бред, были сухими, пахли куревом и алкоголем, какой же привычный вкус. Долески ответил жестко, взведенно рыча в рот другу и дергая его за пошлый красный галстук. Харви тут же выпрямился, не давая себя держать дольше пяти секунд, смеряя Дира насмешливым взглядом сверху вниз, словно показывая, наконец, кто же тут круче.
и через минуту Дир захлопнул дверь комнаты чиллаута снаружи, прижимая пустую стопку к разбитой губе и довольно усмехаясь себе: "ну ты и с-сука".

@темы: выцарапано

02:48 

no more than a bitchy greeneyed cipher

светские правила и условности тесны, как юношеский камзол. хочется отянуть тугой пышный воротник рубашки и задохнуться воздухом. как душно и как же режет глаза отблесками сотен свечей в драгоценных камнях сережек и платьев. дамы все, как одна прекрасны, цветущие бутоны. так же дурманят ароматом, вестимо, из Парижа, прикрывают ласковые улыбки пошлыми веерами, смотрят из под ресниц. ловят. манят в свои руки, тонкие пальцы, затянутые в атлас томно перебирают кружева платьев и кудри.
плечи почти оголены, стоит только посмотреть на родинки или веснушки на светлой припудренной коже, как ты уже не можешь оторваться. и кавалеры кружат вокруг этих райских пташек, как коршуны перед смертельным броском. кто кому пережмет горло - вопрос времени.
вальс - слишком пышен. слишком представителен. раз-два-три-раз-два-три, предсказуемо, аж сводит скулы. прелестная Маргарет шестнадцати лет от роду все бросает на тебя взгляды, теребит веер, и нетерпеливо пристукивает каблучком туфельки. она сегодня в зеленом платье, с новыми изумрудными сережками. она чувствует себя принцессой среди всех этих людей. её учили танцевать, но не учили распознавать скуку на лицах мужчин. удивительно, что она ждет, ведь по твоему лицу даже дурак прочтет, что этот прием осточертел тебе еще полчаса назад, и никакой вальс сейчас не представляется чем-то заманчивым. пусть и с такой прекрасной Маргарет.
мне решительно все равно, заметил ты мои взгляды и старательно их игнорируешь, либо столь невнимателен. я устал томиться у камина, ожидая, пока ты созреешь, чтобы подойти. во мне уже столько вина, но я беру с подноса у официанта еще два бокала и беру курс в твою сторону. ах, эти танцующие, неужели вам не видно, что я иду? иду к тебе, дьявольское создание.
мадам, осторожнее на поворотах, вы разольете мне вино на камзол. миледи, вы оттоптали мне ноги. а вы, сударь, толкнули в спину. и ты видел? видел, через что я прошел, только чтобы донести до тебя вино? пей.
если бы твой изумленный взгляд можно было запечатлеть на бумаге - я бы это сделал. я готов голову сложить за то, чтобы ты смотрел на меня неотрывно. конечно, пусть изумление - не восхищение, но это мелочи, не правда ли, мой прекрасный? мне показалось на мгновение, что сейчас содержание твоего бокала окажется у меня на лице, или это просто так легла тень на твои сжавшиеся губы, но ты потрудился процедить благодарность и выпил все залпом, после прижав рукав к губам. ах, как же загорелись твои глаза! предо мной только что родился дьявол?
я бы так хотел вывести тебя на середину залы. я бы так хотел вести тебя в танце. ты бы снова шептал ядовитые остроты и избегал прямого контакта глаз. мой чудесный цветок, мой птиц. какие же у тебя глаза. только представь, как зашепчутся все эти леди, как из прелестниц они превратятся в сочащихся желчью фурий, губы будут кривиться и веера совсем закроют лица. не та атмосфера, в который ты хотел бы мне отдать вальс, я угадал?
ты последуешь за мной вон из душного зала, через балкон по лестнице вниз. стену дома обнимает мягкий плющ, пахнет сыростью и родниковой водой, где-то неподалеку в саду бьет ключ. цикады стрекочут как остервенелые, заглушая звук моего дыхания и звуки менуэта. манерный, изысканный танец, как и ты. надоело ли мне сравнивать все с тобой? очень. паршивец, это и был твой план, это то, чего ты хотел?
не хочу больше тебя танцевать. не хочу обнимать за талию. вжимая в плющ и загнанным диким дыша в шею, впитываю в себя твой дурманящий запах и ощущение собственной власти. позволяешь, звереныш? смотри-ка, все же ты чувствителен к укусам в шею, а я все гадал. и припадая к твоим губам, я забираю все без остатка, до самого последнего вздоха, отдаваясь сам с той же остервенелой доверчивостью. только вскрикиваешь и принимаешь. конечно, принимаешь, тебе некуда деваться. ты вжат спиной в стену, у тебя сорвано дыхание и ты дрогнуть не смеешь - я держу тебя под ребра. пташку поймали.
подожди, я напьюсь твоих губ - и тогда будет тебе и менуэт, и вальс, и полька. я даже поцелую твою руку и отправлю обратно к шумной шуршащей кренолином и камзолами толпе целым и невредимым. а пока выгибайся и цепляйся за мои плечи, птичка. терпи.

@темы: выцарапано

00:23 

no more than a bitchy greeneyed cipher
смотрю на эти планеты, как зависимый.
бум.
сердце от алкоголя разогналось так, что вместе с его ударом вздрагивает все тело.
бум.
я неровно дышу и утыкаюсь носом в подушку.
бум.
прошлое неровным почерком поцарапало руки и глотку.
бум.
планеты все еще взрываются.
бум бум бум.
меня это глушит и тянет пить, много пить, чтобы не осталось ничего кроме воды.
бум.
колет сердце, я не знаю, где валерьянка, да и нужна ли?
бум.
все будет хорошо, пока ты не скроешься в одеяле и не приснишься сам себе. от пустых глаз себя хочется расцарапать лицо.
бум.
космос рушится.
бум.

@темы: выцарапано, меланхолик-алкоголик, олень. подвид опасный

13:00 

no more than a bitchy greeneyed cipher
Koch-Nitesky

его голова на моих коленях, в горнице жарко от камина, и отблески его играют в темных жестких волосах волка. я пропускаю пряди сквозь пальцы, скручиваю в кольца. он молчит и смотрит на огонь, я смотрю в мутное окно, закрытое наглухо. январь.
он слышит вьюгу за окном, он расслаблен и доверчив. на кровати, касаясь лезвием моего бедра, лежит его меч. запачкал шелковое покрывало разводами чужой крови, но мне совершенно наплевать. меч уставший, как и он сам, и каждая мышца его сейчас ноет, но этого он мне не покажет.
я глажу за ухом, и он тут же отзывается довольным вздохом, чуть поворачивая голову. я встречаясь с ним взглядом. его желтые глаза убийцы и старый шрам по щеке до самого уха меня никогда не пугали. я улыбался ему, оттирая его губы от спекшейся крови, смешанной с чужой, я бинтовал ему руки и ребра, зашивал вспоротую кожу. целовал в макушку и после ванн с лечебными травами отправлял спать.
он прижимает мои ладони к губам и рокочет тихо: "душа моя". и в этот момент он как дъявол, пообещавший мне забрать мою душу после смерти. провожу пальцами по щеке и прижимаюсь губами ко лбу.
мурашки по коже от его дыхания и сквозняка с окна.

@темы: выцарапано

23:27 

no more than a bitchy greeneyed cipher
поставив тяжелую сумку к стене, Кир оглядывается в темном коридоре, заново привыкая и родным запахам и узнавая их. в квартире тихо, только на кухне надрывно свистит чайник и пахнет Леськиной едой. он готовил неважно, но искренне старался, расстраиваясь, когда что-то выходило не так. глупый Леся.
Кир усмехается мыслям, отчего длинный шрам, что идет от виска по щеке, проступает сильнее, и только делает шаг в сторону кухни, как в проеме двери появляется этот самый Леська. рыжие всклокоченные волосы забраны в свободный хвост, в фартуке на поясе, с половником в руках. он молчит, остолбенев, словно статуя, и скулы его обострились от крепко сжатых губ. но Кир острым взглядом замечает, как они дрожат и как широко раскрыты огромные глаза. он словно наблюдает за крушением планеты.
-Ле..
-вернулся, - голос глухой, словно его рыжеволосый нимф говорил в подушку.
-да, я..
-все же вернулся, - выдыхает, бросив половник на стол и прижимая тыльную сторону руки к переносице. зажмуривается. сдерживается, чтобы не разреветься, но все же, когда он прижимается всем собой к Киру, острые плечи его дрожат от глухих всхлипываний, которые, конечно, он стараетяс заглушить изо всех сил. Кир гладит плечи, лопатки и спину нимфа, целует его виски, сцеловывает слезы с таких светлых, почти прозрачных сейчас глаз. он распускает Леськин рыжий хвост, вплетает пальцы в нагретые на солнечной кухне пряди. тот что-то лепечет и смотрит, смотрит на него, вспоминая и впитывая в себя. и усмешку губ, и шрам на лице, и зеленые темные глаза, глубокие и понимающие. камуфляжная куртка Кира пахнет дымом, почему-то перцем.
Леська ненавидит её грубую ткань, её запах, он ненавидит берцы и ненавидит камуфляжные брюки. он любит Кира с отросшими волосами, закрывающими уши, но Кирилл теперь носит только колючий еж.
волкодав.
и о чем он, Леська, нимф, думал, когда соглашался отдать всего себя этому человеку со сведенными бровями на переносице и крепкими руками, ладонями, пальцами, которые знают, как нажимать на курок. нащупав на поясе кобуру, Леся вздрагивает, одергивая тут же пальцы и отходя на шаг от Кирилла.
-сними это, убери и спрячь, чтобы я не видел, - шипит он злым котом, ежась и обвивая себя руками. смотрит снова так потерянно и испуганно, и Кирилл выдыхает с улыбкой и прижимается сухими обветренными губами ко лбу Леськи, вновь ероша волосы на макушке.
-я вернулся, балбес. а у тебя суп жарится, - и его нимф расцветает светлой радостной улыбкой, расцеловывает лицо Кира, смуглое после лучей южного солнца. он отмирает встрепенувшейся птахой, и ему, в общем-то, плевать на суп.
он целует в губы коротко, но очень...так, как умеет только Леська, чтобы у Кира сердце пропустило удар. он выключает подгоревший суп, обещая себе доготовить его когда-нибудь позже. слышит, как Кирилл в комнате избавляется от ненавистной формы, и идет к нему - проверять на наличие новых шрамов. Кир знает, что отругают его за каждый.

@темы: выцарапано

21:58 

no more than a bitchy greeneyed cipher
прилетевшее под руку вдохновение.
удивительно, что ручкой.
может, я и не настолько криворук, как мне казалось.

@темы: выцарапано

11:12 

no more than a bitchy greeneyed cipher
мы идем вдоль детской железной дороги. чуть дальше, за поворотом, на огромной развернутой сцене перед толпой Сплин поют о том, как жаль, что дождь не застал кого-то на Балтийском заливе. мы подпеваем нестройным хором, я пытаюсь удержать равновесие на рельсе, но все же спрыгиваю на гальку. сквозь тонкую подошву кед чувствуется ее жар и я ускоряю шаг, чтобы не быть отстающей.
мимо нас проезжает детский поезд, серьезные восьмилетние люди рассматривают нас с интересом, но не более чем несколько секунд. поезд - еще одно яркое пятно среди окружающего нас летнего блеска. мы возобновляем свой путь, когда последний вагон минует последних.
-
босые ноги увязают в светлом речном песке, на мне только потертые шорты и лиф купальника. лето держит нас в своих добрых руках, сжимает запястья, не желая отпускать, и я танцую, не открывая глаз, поднимая руки вверх, к бесконечному и синему небу. ни одного облака не видно, полуденная жара только подхлестывает мои движения - одно за другим, в такт старой мелодии испанца из маленького магнитофона. мне никогда не приходилось учить испанский, но я знаю каждое слово песни. вьюсь лентой, подхваченная ритмом.
жар от разгорающегося костра гладит мои икры, колени, огонь танцует со мной, приняв это лето в себе. мы все немного сумасшедшие и пьяные в середине июля. я перехватываю взгляды шалых блестящих глаз друзей, я зеркалом отдаю им улыбки и смех. ты лежишь на песке, смотришь на меня, прищурив один глаз. это смутило бы вчера, неделю назад, но сегодня лето, сегодня чистое небо, и испанец приятнее Сплинов.
ветер с реки путает мои волосы, я почти ловлю его в пальцах и он обнимает меня за плечи. но твои ревнивые руки обхватывают меня поперек талии, я смешно взмахиваю в воздухе руками и через мгновение оказываюсь в воде. брызги заискрились на солнце и рухнули в воду, как и мы - смеющаяся я, и ты, удерживающий меня рядом.
вода сомкнулась вокруг бедер, намочила шорты, холодная речная вода.
-у меня мурашки! - возмущаюсь на выдохе, мне почти не хватает дыхания, когда я смотрю в твои глаза. зеленые, с карим кольцом у зрачка. почти-мои-твои-глаза.
все кругом истаивает и меркнет в бликах, а лето, это неукротимое лето, оно смотрит через твои зрачки на мокрую меня и улыбается.
ласково, конечно.

@музыка: Juanes - La camisa negra

@темы: выцарапано

22:44 

no more than a bitchy greeneyed cipher
22:58 

no more than a bitchy greeneyed cipher
в полной темноте лежу на кровати поверх одеяла. Pink Floyd звучат из отцовской гитары и медленно проворачивающейся по кругу пластинки.
темнота съела мои глаза, мою душу, она выпила меня, оставив без сил. если закрыть глаза, я не ощущаю своего тела. ощущаю не_ощущение.
ноги мне лижет пепел. пепел или снег. по щиколотку стою, увязаю в топи.
внутри душная злоба на себя и собственное бессилие. я еще не сталкивался с ними, не знаю что с ними делать.
откладываю на подушку рядом. они опутывают мои пальцы и не дают отпустить себя.
засыпаю на третьем выдохе.

@темы: выцарапано, меланхолик-алкоголик, олень. подвид опасный

00:55 

no more than a bitchy greeneyed cipher
я так боюсь того дня, который настанет, когда я выберусь из вагона с чемоданом, оббившим мне все ноги. или сойду с трапа самолета, и ветер будет дуть в затылок, забираться под воротник. выйду. в своем растянутом свитере ли, или в протертом пальто с катышками на рукавах и карманах. выйду, и не узнаю город. и не узнаю лиц. потеряюсь на перроне, на выдаче багажа. обо мне объявит тетка с электронным голосом, мол, встречайтесь у первой кассы, на выходе, у первого пути.
и чемодан будет мешать, и сумка съезжать с плеча.
не сразу, растерянный, чужой этому городу, я увижу тебя. наверное, ты услышал мерзкий теткин голос и пришел меня спасать. протягивать мне руки. поддерживать мой чемодан, чтобы больше не бил по ногам.
я боюсь, что я расплачусь, как только увижу тебя. этот момент для меня был так ожидаем, я встречал тебя во снах на всех вокзалах уже сотни раз. но все равно расплачусь. я испугаюсь, что это мне только снится. "привет, я потерялся".
мне будет непривычным утыкаться в твое плечо, чувствовать, как колет кожу шерсть свитера, вспоминать пальцами линии на твоих ладонях. хотя, это все позже. я буду испуган. я вцеплюсь в тебя так, что "не отодрать". не отнять. я не смогу от тебя отстраниться. кто знает, ведь толпа перрона с каменными лицами и неудобными сумками может поглотить меня, таксисты украдут, грузчики утащат багаж, женщины c изломанными тоской бровями скажут, что ждали здесь только меня.
и все, что я смогу вышептать из себя: "ты точно, ты правда, ты уверен? ты не снишься мне?".
пообещай.

@темы: меланхолик-алкоголик, выцарапано

URL
09:38 

no more than a bitchy greeneyed cipher
она приезжает ко мне, когда я, запыхавшись от кутерьмы и событий, теряю голову. лица мелькают, быстро, не запоминаясь. я подписываю бумаги, заполняю бланки, звоню по телефону. а она выходит из гущи смешанных чуждых мне тел, здоровается, обнимает. спокойствие. я останавливаю бег и беру себя в руки.
я начинаю справляться.
мы сидим в кафе, там, где для некурящих. я плачу за кофе, чувствуя себя взрослым и сильным. мы говорим мало, больше улыбаемся. я перестаю думать о работах, перестаю думать о занозах. она перестала курить на неделю, собирается на работу в ночную смену. я восхищаюсь ей и одновременно волнуюсь. пугливый я.
через несколько дней мы встречаемся в центре зала. на поверхности - солнце. я теряюсь в зелени глаз и ощущении, что сейчас весна. февраль отложен в шкаф, февраль забыт и смешон. и пусть март, пусть заморози и нас засыпает снегом, у меня есть ее крепкие руки, кофейни, память о дне, где я, в ожидании, сидя на качелях, отслеживаю, как солнце, скрываясь за домом, накрывает лавочку, песочницу, меня. когда она подошла ко мне, меня накрыло с головой.
но холода я не почувствовал.

@темы: выцарапано, меланхолик-алкоголик

URL
23:46 

no more than a bitchy greeneyed cipher
они ввалились в бар шумной галдящей толпой - мужчины и парни в кожанках и банданах, человек девять, не меньше. на их жилетках и куртках пестрели многочисленные нашивки и надписи - клички, статусы, эмблемы банды. вошедшие смеялись, и шалыми звериными глазами осматривали помещение. не люди - волки, пришедшие поживиться, принеся с собой запах ветра и крепких сигарет.
девочки за кулисами сцены, которая раскинулась у дальней стены и подиумом сужалась к середине бара, сразу же оживились, предвкушая сегодня отличный вечер и хороший заработок. байкеры никогда их не обижали и были в основном гораздо приятнее престарелых клиентов, что часто заказывали вип-комнатки. плюс, чаще всего, они были не из их городка, и могли рассказать отличные истории за пару приватных танцев и один глубокий минет.
+++

@темы: выцарапано

01:00 

no more than a bitchy greeneyed cipher
что ж, когда я упарываюсь, упарываюсь я надолго и с чувством, смачно, феерически.
и на этот раз меня нас склинило на нагах.
я долго думал о характере этих нагов, даже почитал мифологию индии и прочее, прочее прочее.
ссылочки на вики давать не буду, фу, там пишут каку.
но в любом случае, при создании Аспида, я мало опирался на канон и он получился таким, каким..вылупился.
родился он где-то в южных землях, судя по настоящему имени - Зальсар, как его закинуло в северные - не представляет. может быть, перепутали яйцо с янтарем, да и перевезли через границы. в любом случае, детство у него было сложное, одинокое, вредничать ему было некому, учился змеевничать сам. с драконами якшался, подсмотрел у них, что девиц к ним приносят люди, причем, сами. и каждые 100 лет.
он тоже пошел. испугал главу поселедния до седины, пригрозил, что вот если не будут поставлять ему красавицу каждые 70 лет (он должен быть во всем лучше всех, кстати), то сожрет он всю деревню. или сожжет. точный контекст слов змея мужик так и не упомнил. собственно, после этого его и прозвали Аспидом. точнее, сам Наг считает, что имя красивое, дали из уважения и признания большого. ошибается, об этом не знает, да и переубеждать никто пока не смеет.
попросил он девиц, но вот зачем они ему - действительно не представляет. сидеть обсуждать погоду да платья богатые, коих он коллекционер, как и всякой роскоши, ему надоело. девицы отчаянно со скуки предлагали интим, но Аспид считал, что все же еще молод до змеенышей. первых двух девиц он честно от скуки и горечи сжирал, оставляя только косточки и отправляя родственникам обратно в поселение. после от человечины устал, и остальных красавиц уже учил ведьминому мастерству, да отпускал восвояси пакостить и на метлах летать. так прошло семь веков, пока к нему не притащился Арно. точнее, Аспид думает, что это ему так красавицу перепутали, но чрезвычайно рад этому событию, потому что искренне уверен, что деревенские поняли, наконец, его предпочтения и прислали годную королевишну. Арно же королевишной быть не особенно готов.
но змей прождал его семь веков, еще подождет.
из особенностей:
-носит широкие накидки, потому что в подземье всегда мерзнет
-всегда прохладные конечности
-хвост золотистый
-когда испытывает сильные эмоции, не контролирует себя, забывается и по-змеиному выпускает язык
-как и все наги, коллекционер. гордится коллекцией цацок и одежды
-заставлял красавиц ходить на ярмарки и выкупать для него цацки и красивости. теперь очередь Арно
-переписывает и хранит книги
-обожает плавать в воде и нежиться на солнце на камешках, обратившись змеей
-актив. серьезно

по-ходу это рак мозга, но классный чувак получился.
порисовач с ним практически постоянный.
даешь всем по нагу

@темы: олень. подвид опасный, выцарапано

23:46 

lock Доступ к записи ограничен

no more than a bitchy greeneyed cipher
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:19 

no more than a bitchy greeneyed cipher
-ненавижу тебя.
я тяну к нему руки. пальцы дрожат, словно в лихорадке. он, встрепенувшись, как растревоженный подбитый зверь, смотрит на меня. и я не знаю, что в глазах этих. возможно, я не хочу этого знать. по моей протянутой руке ударяет его. я слышу звук этот слишком отчетливо, будто я сам срезонировал, будто это произошло внутри меня. растерянно смотрю на свои руки. на ладони. на пальцы. на венки под тонкой кожей. мое, или нет?
но разве бы он ударил по моим рукам?
-пожалуйста, не...
-отвали.
и я остаюсь один. вместе с ним уходит весь дом. я смотрю на стены, смотрю на шкафы, кровать, стол. на фотографии. на стикеры, прикрепленные прищепками к веревкам. "я скучаю. ты спишь". "пришлось допить твой чай". "не люблю то, что ты работаешь ночью". "тону в ванне - приходи посмотреть". "твой начальник - козёл \ 5:38 утра". мы здесь живем? мы ли? есть ли "мы", когда ты выходишь из квартиры, а я не знаю - вернешься ли. ты погасил свет. даже фонари не светят сквозь посеревший тюль.
мне темно. я спотыкаюсь о табурет, когда бреду на кухню.
ставлю чайник, проливая добрую половину на пол, на стол. мир кругом дрожит так же, как я.
мне не нужно курить или пить крепкий кофе, чтобы болеть по тебе. смотрю в окна. переезжаю на подоконник. проверяю телефон. я не понимаю, что делаю в этой квартире. я не понимаю, как её можно называть уютной, когда ты уходишь. гнездовье отсырело и стало вражеской территорией. я враг сам себе. воюю уже третий час до последней капли крови, но кровь не идет. хотя у меня, кажется, избито все тело.

он заходит домой. ключи звякают, он вешает их на гвоздик. разувается, наступая на задники. выглядит усталым. тоже воевал. мне не нужно смотреть, чтобы знать. но я выхожу в коридор. он замечает - и как-то ежится. да, у меня тоже мурашки, кажется. в темноте коридора мы выглядим странно. снова "мы".
-не злись.
-не злюсь. нет. не слушай меня. никогда.
меня забирают под бок. под крыло. в руки. окружающее наполняется очертаниями знакомого. ощущаю, что можно дышать. что это - наше гнездовье. и стены не серые, и фотографии живые, и свет горит.
я не закрывал дверь. я никогда её не буду закрывать, если он уходит.
-я не могу тебя не ждать.
он вдыхает мой запах, всего меня, до каждой моей мысли, до каждого слова. улыбается в висок.
-потому что я всегда вернусь домой.
я хмурюсь. поднимаю на него глаза. замечаю терпкую горьковатую нежность в блеске зрачков.
-но дом без тебя не дом.

@темы: выцарапано

URL
01:07 

no more than a bitchy greeneyed cipher
мне вспомнилось, как я смотрел в твои глаза, и реальность закручивалась спиралью, где центр - зеленые с песочными точками у зрачка. я не находил слов, они комом подкатывали и оседали где-то на уровне желудка. вверх-вниз. я открывал рот, и все, что мог произнести - набор звуков, которые никак не могли сложиться в слова.
нестройный, неловкий я. и ты - с выпадающими из всех карманов карандашами, ручками, мелками, рубашка испачкана в краске, в пальцы въелось маслоиличтотамещечемтырисуешь. ты проводишь ими по своей щеке, и на коже остается след. индеец. демон. зверь.
слишком цветной ты и слишком бледный я. на тебя всегда смотрели. даже сквозь меня. словно я - калька.
путаюсь в коридорах, и нет, не говори, что к темноте я скоро привыкну.
она крепко взяла меня за горло, и я никак не могу ее вытряхнуть из складок своей одежды даже днем.

ирония.
в том мире, что был подарен мне, я теперь совсем всему чужд.

"хватит ныть" - как пощечина наотмашь. дома зажимаю рот рукой и жмурюсь.
дома-дома-дома.
но где я на самом-то деле?
а?

@темы: выцарапано, меланхолик-алкоголик, олень. подвид опасный

00:45 

the retuses.

no more than a bitchy greeneyed cipher
музыка ленточным змеем закручивается вокруг нас, пока мы стоим и стынем на сквозняке. от фонтана тянет прохладой, дышишь ею - перехватывает в горле. я давлюсь дымом от сигареты и неловко захожусь в кашле. пальто распахнуто. пряди треплет ветер.
в их глазах я вижу блеск юности и жизни, я чувствую её так явно, так остро, что кажется, будто сам живу. вам так идет быть девятнадцати-двадцатилетними. безостановочное движение, сильный ток крови в жилах, легкие жадно глотают воздух. мгновение - нас выхватывает блуждающий белый огонь софита со сцены. щуримся. мне легче отвернуться.
-
в мелодии лучше раствориться, чем вслушиваться. ощущаешь каждый звук, слившись с ним. "почему ты грустишь?". я улыбаюсь и открываю глаза. я все еще здесь. толпа здесь. музыка здесь. ты здесь, мы здесь, они здесь.
я пришел. белые розы повсюду. вот теперь я с тобою навечно.
труба с алым цветком у основания бликует со сцены. тот, кто поет нам сегодня вечер тоже закрывает глаза. его подхватывает музыка, он движется с теми, кто впивается в него жадными блестящими глазами, с широкими от темноты и сигарет зрачками, почти синхронно. одно большое море.
не хочу выходить на берег.

@темы: это было о нас, олень. подвид опасный, меланхолик-алкоголик, выцарапано

22:49 

no more than a bitchy greeneyed cipher
мальчик был совершенно один среди голого пустыря. сзади него был песок, спереди - море. оно лениво лизало линию берега и откатывалось назад так же неспешно, приветливо и меланхолично шурша.
солнце, шипя, опускалось под воду, окрашивало все в золотисто-ржавый цвет.
мальчик по-прежнему был один. он утопил ботинки в песке еще шагов семьдесят назад, и теперь босым стоял на еще горячем песке, зарываясь в него пятками. волосы мальчика ласково трепал соленый ветер с моря. что-то шептал мальчику на уши, отводя с них медовые пряди. мальчик слушал внимательно и настороженно, зрачки его - две едва заметные точки - жадно впивались в блики солнца на воде и мягкую пену волн.
лицо мальчика было нечитаемо. на нем с равной степенью могли отражаться и боль, и радость, и нежность, и тоска. его рубашка была пропылена песком, брюки порваны на одной коленке - он так долго шел к морю.

море было совершенно одно среди голого пустыря. пустырь был совершенно один среди моря.
мальчика поглотили волны. они сомкнулись над его головой, только медовые локоны последний раз блеснули в заходящих лучах солнца.
мальчик стал морем.

@темы: выцарапано, меланхолик-алкоголик

paper aeroplane.

главная