Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: выцарапано (список заголовков)
13:00 

no more than a bitchy greeneyed cipher
Koch-Nitesky

его голова на моих коленях, в горнице жарко от камина, и отблески его играют в темных жестких волосах волка. я пропускаю пряди сквозь пальцы, скручиваю в кольца. он молчит и смотрит на огонь, я смотрю в мутное окно, закрытое наглухо. январь.
он слышит вьюгу за окном, он расслаблен и доверчив. на кровати, касаясь лезвием моего бедра, лежит его меч. запачкал шелковое покрывало разводами чужой крови, но мне совершенно наплевать. меч уставший, как и он сам, и каждая мышца его сейчас ноет, но этого он мне не покажет.
я глажу за ухом, и он тут же отзывается довольным вздохом, чуть поворачивая голову. я встречаясь с ним взглядом. его желтые глаза убийцы и старый шрам по щеке до самого уха меня никогда не пугали. я улыбался ему, оттирая его губы от спекшейся крови, смешанной с чужой, я бинтовал ему руки и ребра, зашивал вспоротую кожу. целовал в макушку и после ванн с лечебными травами отправлял спать.
он прижимает мои ладони к губам и рокочет тихо: "душа моя". и в этот момент он как дъявол, пообещавший мне забрать мою душу после смерти. провожу пальцами по щеке и прижимаюсь губами ко лбу.
мурашки по коже от его дыхания и сквозняка с окна.

@темы: выцарапано

00:23 

no more than a bitchy greeneyed cipher
смотрю на эти планеты, как зависимый.
бум.
сердце от алкоголя разогналось так, что вместе с его ударом вздрагивает все тело.
бум.
я неровно дышу и утыкаюсь носом в подушку.
бум.
прошлое неровным почерком поцарапало руки и глотку.
бум.
планеты все еще взрываются.
бум бум бум.
меня это глушит и тянет пить, много пить, чтобы не осталось ничего кроме воды.
бум.
колет сердце, я не знаю, где валерьянка, да и нужна ли?
бум.
все будет хорошо, пока ты не скроешься в одеяле и не приснишься сам себе. от пустых глаз себя хочется расцарапать лицо.
бум.
космос рушится.
бум.

@темы: выцарапано, меланхолик-алкоголик, олень. подвид опасный

02:48 

no more than a bitchy greeneyed cipher

светские правила и условности тесны, как юношеский камзол. хочется отянуть тугой пышный воротник рубашки и задохнуться воздухом. как душно и как же режет глаза отблесками сотен свечей в драгоценных камнях сережек и платьев. дамы все, как одна прекрасны, цветущие бутоны. так же дурманят ароматом, вестимо, из Парижа, прикрывают ласковые улыбки пошлыми веерами, смотрят из под ресниц. ловят. манят в свои руки, тонкие пальцы, затянутые в атлас томно перебирают кружева платьев и кудри.
плечи почти оголены, стоит только посмотреть на родинки или веснушки на светлой припудренной коже, как ты уже не можешь оторваться. и кавалеры кружат вокруг этих райских пташек, как коршуны перед смертельным броском. кто кому пережмет горло - вопрос времени.
вальс - слишком пышен. слишком представителен. раз-два-три-раз-два-три, предсказуемо, аж сводит скулы. прелестная Маргарет шестнадцати лет от роду все бросает на тебя взгляды, теребит веер, и нетерпеливо пристукивает каблучком туфельки. она сегодня в зеленом платье, с новыми изумрудными сережками. она чувствует себя принцессой среди всех этих людей. её учили танцевать, но не учили распознавать скуку на лицах мужчин. удивительно, что она ждет, ведь по твоему лицу даже дурак прочтет, что этот прием осточертел тебе еще полчаса назад, и никакой вальс сейчас не представляется чем-то заманчивым. пусть и с такой прекрасной Маргарет.
мне решительно все равно, заметил ты мои взгляды и старательно их игнорируешь, либо столь невнимателен. я устал томиться у камина, ожидая, пока ты созреешь, чтобы подойти. во мне уже столько вина, но я беру с подноса у официанта еще два бокала и беру курс в твою сторону. ах, эти танцующие, неужели вам не видно, что я иду? иду к тебе, дьявольское создание.
мадам, осторожнее на поворотах, вы разольете мне вино на камзол. миледи, вы оттоптали мне ноги. а вы, сударь, толкнули в спину. и ты видел? видел, через что я прошел, только чтобы донести до тебя вино? пей.
если бы твой изумленный взгляд можно было запечатлеть на бумаге - я бы это сделал. я готов голову сложить за то, чтобы ты смотрел на меня неотрывно. конечно, пусть изумление - не восхищение, но это мелочи, не правда ли, мой прекрасный? мне показалось на мгновение, что сейчас содержание твоего бокала окажется у меня на лице, или это просто так легла тень на твои сжавшиеся губы, но ты потрудился процедить благодарность и выпил все залпом, после прижав рукав к губам. ах, как же загорелись твои глаза! предо мной только что родился дьявол?
я бы так хотел вывести тебя на середину залы. я бы так хотел вести тебя в танце. ты бы снова шептал ядовитые остроты и избегал прямого контакта глаз. мой чудесный цветок, мой птиц. какие же у тебя глаза. только представь, как зашепчутся все эти леди, как из прелестниц они превратятся в сочащихся желчью фурий, губы будут кривиться и веера совсем закроют лица. не та атмосфера, в который ты хотел бы мне отдать вальс, я угадал?
ты последуешь за мной вон из душного зала, через балкон по лестнице вниз. стену дома обнимает мягкий плющ, пахнет сыростью и родниковой водой, где-то неподалеку в саду бьет ключ. цикады стрекочут как остервенелые, заглушая звук моего дыхания и звуки менуэта. манерный, изысканный танец, как и ты. надоело ли мне сравнивать все с тобой? очень. паршивец, это и был твой план, это то, чего ты хотел?
не хочу больше тебя танцевать. не хочу обнимать за талию. вжимая в плющ и загнанным диким дыша в шею, впитываю в себя твой дурманящий запах и ощущение собственной власти. позволяешь, звереныш? смотри-ка, все же ты чувствителен к укусам в шею, а я все гадал. и припадая к твоим губам, я забираю все без остатка, до самого последнего вздоха, отдаваясь сам с той же остервенелой доверчивостью. только вскрикиваешь и принимаешь. конечно, принимаешь, тебе некуда деваться. ты вжат спиной в стену, у тебя сорвано дыхание и ты дрогнуть не смеешь - я держу тебя под ребра. пташку поймали.
подожди, я напьюсь твоих губ - и тогда будет тебе и менуэт, и вальс, и полька. я даже поцелую твою руку и отправлю обратно к шумной шуршащей кренолином и камзолами толпе целым и невредимым. а пока выгибайся и цепляйся за мои плечи, птичка. терпи.

@темы: выцарапано

20:37 

no more than a bitchy greeneyed cipher
-сколько ему? лет 13, 14? - Дир подался вперед, изучая фотографию юнца на экране смартфона. мужчина был ленив и расслаблен после минета, которым его минут 10 назад наградил подобострастный официант, задержавшийся в их чиллауте чуть дольше положенного, и Дир на это среагировал, как зверь на дичь. официант ушел, оттирая уголки губ и стараясь принять рабочий вид как можно быстрее, Долески и Корш остались одни в комнате с мерзким красным освещением и черными диванами в коже.
-ему 17, а твои дебильные шутки пусть идут к черту.
на эти слова друга мужчина лишь хмыкнул, изображая, что смущен. конечно, только изображая, чтобы смутить Дира нужно было очень хорошо извернуться и знать, куда кусать. Харви знал, но не кусал. он кинул смартфон на поверхность стола, которая была заполнена полупустыми бокалами и стопками, заляпана алкоголем и пеплом от сигарет.
-не злись же, - ладонь Дира легла на колени другу, мягко сжала, но в глазах, темных при таком освещении, была сталь и какая-то животная холодность, несмотря на ласковый тон. и Харви ответил таким же взглядом. такого между ними еще не было. - ты не виноват, что трахаешь этого неказистого подростка.
и довольно рассмеявшись своим словам, Долески влил в себя еще одну стопку текилы, даже не поморщившись. и ему было наплевать, честно говоря, на тот взгляд, которым смерил его Харви.
-ты просто мне завидуешь, - парировал мужчина, поправляя узел галстука на шее и затягиваясь косяком. к черту, что дорогущий костюм пропахнет этим дерьмом. - сам-то давно никого не трахал, а, Дир?
тот лишь булькнул смехом, закуривая и щуря глаза. в его голове уже созрел план, Корш это чувствовал всем своим нутром, он видел, как заблестели пьяные глаза Долески. в их комнатке играла приятная музыка, а не тот техно-отврат, что бомбил танцплощадку под ними. у них было все отлично, кроме них самих.
и нахуй нужна такая приятная музыка, если она не расслабляет?
Корш уже было тряхнул головой, чтобы отогнать от себя ворох раздражающих звуков, как услышал голос друга, который просочился в его уши медленно, как же медленно, как он выпускал дым изо рта.
-отдашь мне его на поиграться, Харви?
и Дир замер, расслабленно раскинувшись в кресле, помешивая в круглом стакане свою порцию дцатого коньяка. и видел, отлично видел даже сквозь дымовую завесу, как друг еле сдержался, чтобы не бросится на него. интересно, он бы вмазал ему под дых или в лицо? у Долески потеплело внутри, от мысли, что его ненаглядный все еще хочет набить ему морду. гарантия отличных отношений - это именно мордобой.
-нет. и мы закрыли тему, - отрывисто, четко выплюнул Харви, не глядя на Дира и чувствуя сейчас только глухую ненависть к этому человеку. а ненавистный ему только лишь удивленно поднял брови, склонив голову набок.
-серьезно? да брось! ты жалеешь для меня, своего друга..этого? - Долески еле сдержался, чтобы не прошипеть грязное, резкое слово, за которое Харви бы точно ему втащил. - я не буду его ломать, правда. дай мне поиметь его пару раз, и верну обратно, делай что хочешь.
на самом деле, Долески сам не мог сказать, почему именно этот сопляк. не то, чтобы он ему понравился. он полноват и как-то не особенно красив, а это детское невыносимое лицо. но в конце-концов, можно же просто развернуть его животом вниз?
если в первый раз, предлагая, для Дира это было просто шуткой-подколом для слишком серьезно ощерившегося Корша, то сейчас он упрямо стоял на своем.
-Дир, лучше заткнись, - предупреждающе-тихо сказал Харви, вставая со своего дивана. Долески смотрел насмешливо. ему было наплевать и назло.
-когда тебя запрут лет на..17, я в передачки тебе буду сыпать мышьяк.
его бесцеремонно заткнули поцелуем. губы Корша, которому осточертело слушать этот бред, были сухими, пахли куревом и алкоголем, какой же привычный вкус. Долески ответил жестко, взведенно рыча в рот другу и дергая его за пошлый красный галстук. Харви тут же выпрямился, не давая себя держать дольше пяти секунд, смеряя Дира насмешливым взглядом сверху вниз, словно показывая, наконец, кто же тут круче.
и через минуту Дир захлопнул дверь комнаты чиллаута снаружи, прижимая пустую стопку к разбитой губе и довольно усмехаясь себе: "ну ты и с-сука".

@темы: выцарапано

20:12 

no more than a bitchy greeneyed cipher
who is he?

без одновременного прослушивания читать не рекомендовано.

@темы: выцарапано

00:47 

no more than a bitchy greeneyed cipher
\когда-нибудь я это отредактирую и выставлю в новом свете, а пока так.

мне странно смотреть на неё, улыбчивую, с растрепанными волосами, которая жмется к его груди, и, кажется, ощущает себя именно такой невероятно счастливой, о которой пишут в книгах модные зарубежные авторы.
о, нет, приятель, ты не подумай. я не из тех томных меланхоликов, что поглядывают на образ из своих прошлых отношений из уголка, отойдя в сторону от шумной компании. я не мнусь смущенно, отхлёбывая пиво, я не страдаю и совершенно не чувствую себя ущемлённым в своих чувствах. наверное, все от того, что их просто нет. знаешь, может, ты просто не думал об этом, но на многое можно смотреть глубже, когда не испытываешь к этому никаких эмоций.
так вот. я смотрю на неё, и не могу не выглядеть удивлённым. мое лицо с крайне читаемой мимикой выдает меня с потрохами.
черт, если она сейчас оглянется - я пропал. она подойдет и заговорит. а мне отвечай и сдерживай свой едкий колкий язык, пиво в руке станет щитом от этой темноглазой нимфы с запахом дешёвого алкоголя. на майку ей пролили, что ли.
кстати, я не упоминаю своих настоящих отношений с бывшими, дабы не испоганить себе будущее.
она продолжает писать свои стихи, и со сцены говорит их громким звенящим голосом. ей бы таким голосом революцию устраивать и агитировать массы становиться святыми. она взмахивает руками, жестикулирует. матерится, заставляя меня морщиться. как это создание может позволять себе произносить такие слова? почему еще никто не ударил её за это по губам?
а я ухмыляюсь, изучая её так, что она замечает. она знает, что я помню.
"ты любовь моя". о, как она это говорила. каким прекрасным шепотом. и как складывали эти сладкие слова её тонкие губы. а сколько ещё подобной чуши, изощренной женской лжи, я слышал в те морозные дни. какими невероятными врушками они становятся, когда влюбляются в первый раз.
у неё, кстати, он был поздним, может, потому так сильно ударило в голову.
и я, ленивый наблюдатель её падения, теперь могу ухмыляться, так, как только пожелаю. мы оба знаем о её маленьком вранье. о том, как она спала рядом со мной. как держала меня за руки, тянулась за поцелуями и закрывала грудь ладонями, когда я делал фотографии.
и как же неуютно ей сейчас вот так стоять, рядом со своей нынешней любовью, такой свободной и чистой, у которой все впереди. он открыл ей будущее, в котором ей тепло, как в пуховом одеяле.
и видеть меня - свое прошлое. эти штормы, бури, когда я ударял её волнами о камни, я выбивал из этой девочки искры. мне не было её жаль. я не пустил бы её в свой дом, я не отдал бы ей в руки не то, что себя, даже своего кота.
поверьте, у неё была очень болезненная первая влюбленность.
и я почти смеюсь, когда на её "ты любовь моя", из моей памяти, накладывается "мы вот съехались с моим позавчера, и это такое охуительное счастье", услышанное секунду назад.
предлагаю меньше врать и материться, салютую полупустой бутылкой пива и ухожу с этого праздника жизни первым.

@темы: выцарапано

paper aeroplane.

главная