мои волки.
no more than a bitchy greeneyed cipher
поставив тяжелую сумку к стене, Кир оглядывается в темном коридоре, заново привыкая и родным запахам и узнавая их. в квартире тихо, только на кухне надрывно свистит чайник и пахнет Леськиной едой. он готовил неважно, но искренне старался, расстраиваясь, когда что-то выходило не так. глупый Леся.
Кир усмехается мыслям, отчего длинный шрам, что идет от виска по щеке, проступает сильнее, и только делает шаг в сторону кухни, как в проеме двери появляется этот самый Леська. рыжие всклокоченные волосы забраны в свободный хвост, в фартуке на поясе, с половником в руках. он молчит, остолбенев, словно статуя, и скулы его обострились от крепко сжатых губ. но Кир острым взглядом замечает, как они дрожат и как широко раскрыты огромные глаза. он словно наблюдает за крушением планеты.
-Ле..
-вернулся, - голос глухой, словно его рыжеволосый нимф говорил в подушку.
-да, я..
-все же вернулся, - выдыхает, бросив половник на стол и прижимая тыльную сторону руки к переносице. зажмуривается. сдерживается, чтобы не разреветься, но все же, когда он прижимается всем собой к Киру, острые плечи его дрожат от глухих всхлипываний, которые, конечно, он стараетяс заглушить изо всех сил. Кир гладит плечи, лопатки и спину нимфа, целует его виски, сцеловывает слезы с таких светлых, почти прозрачных сейчас глаз. он распускает Леськин рыжий хвост, вплетает пальцы в нагретые на солнечной кухне пряди. тот что-то лепечет и смотрит, смотрит на него, вспоминая и впитывая в себя. и усмешку губ, и шрам на лице, и зеленые темные глаза, глубокие и понимающие. камуфляжная куртка Кира пахнет дымом, почему-то перцем.
Леська ненавидит её грубую ткань, её запах, он ненавидит берцы и ненавидит камуфляжные брюки. он любит Кира с отросшими волосами, закрывающими уши, но Кирилл теперь носит только колючий еж.
волкодав.
и о чем он, Леська, нимф, думал, когда соглашался отдать всего себя этому человеку со сведенными бровями на переносице и крепкими руками, ладонями, пальцами, которые знают, как нажимать на курок. нащупав на поясе кобуру, Леся вздрагивает, одергивая тут же пальцы и отходя на шаг от Кирилла.
-сними это, убери и спрячь, чтобы я не видел, - шипит он злым котом, ежась и обвивая себя руками. смотрит снова так потерянно и испуганно, и Кирилл выдыхает с улыбкой и прижимается сухими обветренными губами ко лбу Леськи, вновь ероша волосы на макушке.
-я вернулся, балбес. а у тебя суп жарится, - и его нимф расцветает светлой радостной улыбкой, расцеловывает лицо Кира, смуглое после лучей южного солнца. он отмирает встрепенувшейся птахой, и ему, в общем-то, плевать на суп.
он целует в губы коротко, но очень...так, как умеет только Леська, чтобы у Кира сердце пропустило удар. он выключает подгоревший суп, обещая себе доготовить его когда-нибудь позже. слышит, как Кирилл в комнате избавляется от ненавистной формы, и идет к нему - проверять на наличие новых шрамов. Кир знает, что отругают его за каждый.

@темы: выцарапано